Биохимический рецидив рака предстательной железы

Всеволод Борисович Матвеев Всеволод Борисович Матвеев
Д.м.н., проф., заведующий отделением урологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН
vsevolodmatveev@mail.ru
Мария Игоревна Волкова Мария Игоревна Волкова
Ст. науч. сотр. отделения урологии РОНЦ им. Н.Н. Блохина РАМН
mivolkova@rambler.ru

Широкое внедрение оценки простатического специфического антигена (ПСА) в клиническую практику привело к «миграции» стадии рака предстательной железы (РПЖ) в сторону локализованных форм заболевания и закономерному увеличению доли радикальных методов терапии данной группы больных. В течение 10 лет после радикальной простатэктомии (РПЭ), дистанционной и внутритканевой лучевой терапии (ЛТ) или аблации у 27–53% пациентов развивается рецидив опухоли, по поводу которого в 16–53% случаев проводится лечение 2-й линии.


В 1999 г. в исследовании C.R. Pound было показано, что ни у одного больного рецидивы не диагностируются без сопутствующего повышения ПСА. С тех пор изолированное повышение этого маркера без клиникодиагностических признаков опухоли стали расценивать как ПСА-рецидив или так называемый биохимический рецидив. Определения биохимического рецидива после разных методов радикального лечения существенно различаются.

Определяемый ПСА после РПЭ может свидетельствовать как о рецидиве, так и о резидуальной ткани простаты без опухоли, оставленной по краю разреза. С целью стандартизации определения ПСА-рецидива после РПЭ предлагались различные пограничные значения маркера. Согласно решению международного консенсуса биохимическим рецидивом после хирургического лечения считается повышение ПСА >= 0,2 нг/мл как минимум в 2 измерениях.

Абсолютного значения пограничного уровня ПСА при рецидиве после ЛТ не существует. До 2006 г. общепринятым являлось определение ПСА-рецидива после ЛТ ASTRO (1996): повышение ПСА в 3 последовательных измерениях, выполненных с интервалом >= 6 мес. Однако данное определение не валидизировалось в отношении риска метастазирования и смерти от РПЖ. В связи с этим в 2006 г. на основании анализа специфической выживаемости было разработано новое определение ПСА-рецидива после ЛТ: увеличение ПСА на 2 нг/мл по сравнению с минимальным достигнутым значением маркера (надиром).


Относительно биохимического рецидива после аблативного лечения РПЖ нет единого мнения. Разные исследователи предлагают применять пограничные значения ПСА от 0,5 нг/мл до 1 нг/мл, определение ASTRO, а также прирост ПСА относительно надира.

C.R. Pound показал, что через 5 лет после регистрации биохимического рецидива РПЖ прогрессирование заболевания приводит к смерти 4%, а через 15 лет — 15% больных, подвергнутых РПЭ. При этом медиана времени от момента повышения ПСА до появления метастазов составляет 8 лет, а интервал от даты диагностики метастазов до смерти — 5 лет. Только 15% больных с биохимическим рецидивом в итоге умрет от прогрессирования, а смерть наступит не ранее чем через 13 лет после времени повышения ПСА. Теоретически именно данная категория пациентов с ПСАрецидивом нуждается в проведении лечения. В остальных случаях любые меры не окажут терапевтического значения, но при этом будут ассоциированы с соответствующими побочными эффектами. В связи с этим возникает серьезная проблема выделения группы высокого риска метастазирования среди больных с биохимическим рецидивом.

С целью выявления факторов риска отдаленных метастазов при ПСА-рецидиве проводились многочисленные исследования. У больных, подвергнутых РПЭ, важнейшими факторами неблагоприятного прогноза метастазов считаются кинетика ПСА (скорость роста ПСА > 0,75 нг/мл/год, время удвоения ПСА < 6–10 мес) и признаки первичной опухоли (pT>T2, N+, сумма Глисона > 6). Отсутствие перечисленных факторов свидетельствует о том, что наиболее вероятным источником маркера служит местный рецидив. У облученных пациентов метастазы, вероятнее всего, служат причиной ПСА-рецидива при повышении маркера сразу после лечения (<1,5 лет) и коротком (<12 мес) времени удвоения ПСА.


Диагностическая эффективность методов, применяемых в рутинной практике для выявления источника ПСА-рецидива, резко ограничена. Сканирование костей позволяет обнаружить метастазы только у 9% пациентов, при этом частота положительных результатов при ПСА < 40 нг/мл едва достигает 5%. Компьютерная томография дает возможность выявить опухолевый очаг только в 14% наблюдений. Магнитно-резонансная томография с эндоректальной катушкой позволяет диагностировать 50% местных рецидивов. В небольших сериях наблюдений позитронно-эмиссионная томография показала удовлетворительную чувствительность, однако эффективность метода напрямую зависит от уровня ПСА. У оперированных больных рутинная биопсия ложа простаты не показана. После облучения ASTRO не рекомендует биопсию простаты; Европейское общество урологов (EAU) считает биопсию обязательной при планировании спасительной РПЭ (через >= 18 мес после лечения).

Возможными подходами к ведению больных с ПСА-рецидивом РПЖ представляются динамическое наблюдение, спасительное местное лечение с целью эрадикации всех опухолевых клеток и паллиативная гормонотерапия (ГТ).


Как уже было отмечено выше, в большинстве случаев клиническое прогрессирование ПСА-рецидива после РПЭ реализуется крайне медленно. Однако показатель Глисона > 7, возникновение ПСА-рецидива через <= 2 года после окончания первичного радикального лечения, а также время удвоения ПСА < 10 мес ассоциированы с достоверным уменьшением выживаемости без метастазов. В связи с этим динамическое наблюдение можно рекомендовать больным с ожидаемой продолжительностью жизни < 8 лет, суммой Глисона <= 7, ПСА-рецидивом, возникшим через > 2 года после радикального лечения, и временем удвоения ПСА > 10 мес.

Тщательно отобранным пациентам с повышением ПСА после РПЭ, обусловленным местным рецидивом, возможно проведение спасительной лучевой терапии (СЛТ). Ее лечебное значение не доказано. После окончания облучения неопределяемый ПСА регистрируется у 60–90% больных, однако в течение последующих 5 лет повторный ПСА-рецидив диагностируют в 10–45% случаев. Важнейшим фактором прогноза выживаемости без повторного ПСА-рецидива по окончании СЛТ является уровень ПСА до облучения. В разных исследованиях пограничное значение прогностически значимой концентрации ПСА колеблется от 0,5 до 2,5 нг/мл. СЛТ в дозе > 64 Гр достоверно увеличивает выживаемость без ПСАрецидива. На основании этих данных СЛТ рекомендуется больным с повышением ПСА после РПЭ < 1,5 нг/мл с обоснованным подозрением на местный рецидив. Доза облучения, подводимая на ложе предстательной железы, должна быть > 64 Гр.


Крупных исследований, посвященных паллиативной ГТ при ПСА-рецидиве после радикальных методов лечения, не проводилось. Оптимальные время начала, режим и вид эндокринного лечения у данной категории больных не определены. В регистровом исследовании ранняя ГТ приводила к увеличению времени до метастазов в группе неблагоприятного прогноза (сумма Глисона > 7, время удвоения ПСА < 10 мес), не влияя на общую выживаемость больных с ПСАрецидивом после РПЭ. Возможными видами паллиативной ГТ являются кастрация, максимальная андрогенная блокада, монотерапия антиандрогенами и периферическая андрогенная блокада. В 2 проспективных исследованиях интермиттирующая ГТ при ПСАрецидиве после радикального лечения РПЖ позволила добиться удовлетворительных результатов. Факторами прогноза прогрессирования являлись возраст < 70 лет, сумма Глисона > 7 и категория N+, что необходимо учитывать при отборе больных для проведения интермиттирующей андрогенной аблации.

Среди больных с биохимическим рецидивом РПЖ после ЛТ 5 лет переживает 76% мужчин. Важнейшими факторами неблагоприятного прогноза появления отдаленных метастазов считаются надир ПСА >= 1,5 нг/мл и сумма Глисона > 6. Проведение ГТ достоверно увеличивает 5-летнюю выживаемость без отдаленных метастазов, но данная закономерность сохраняется только в подгруппе пациентов с малым временем удвоения ПСА, т.
высокой вероятностью того, что повышение ПСА обусловлено метастазированием опухоли. Среди больных со временем удвоения ПСА больше года андрогенная аблация не влияет на результаты лечения. На основании этих данных Pinover и соавт. разработали алгоритм выбора лечебной тактики при ПСА-рецидиве после ЛТ, принятый во многих клиниках мира. Пациентам со временем удвоения ПСА >= 12 мес, надиром ПСА < 1,5 нг/мл и суммой Глисона < 7 может быть рекомендовано динамическое наблюдение; также под тщательным наблюдением могут находиться информированные пациенты с суммой Глисона 7–10. Во всех остальных случаях предпочтительным методом является паллиативная ГТ. Таким образом, ГТ рекомендуется больным, не подходящим для проведения радикального спасительного лечения и динамического наблюдения. В настоящее время к данной категории относится 92% случаев рецидивирования РПЖ после облучения. Принципы ГТ аналогичны таковым при лечении распространенного РПЖ. Наиболее часто для ГТ данной категории больных используются препараты группы агонистов ЛГРГ (лютеинизирующего гормона рилизинг-гормона). Современные препараты этой группы обладают широким спектром терапевтических дозировок, длительности действия (формы для введения ежемесячно, а также 1 раз в 3 мес или 1 раз в 6 мес), лекарственных форм. Эффективность препаратов оценивается по степени подавления концентрации тестостерона на фоне терапии. Вопрос о кастрационном уровне тестостерона (50 нг/мл или 20 нг/дл) остается открытым.
Рекомендациях EAU в 2009 г. поднят вопрос о пересмотре кастрационного уровня тестостерона в сторону его уменьшения до 20 нг/дл. В связи с этим особый интерес представляет такой препарат, как Элигард (лейпрорелин), который благодаря инновационной системе доставки лекарственного вещества содержит двойную дозу действующего вещества по сравнению с традиционными агонистами ЛГРГ. Это позволяет препарату эффективнее снижать концентрацию тестостерона у больных с рецидивом РПЖ до кастрационных значений. Кроме того, Элигард — единственный в России препарат из группы аналогов ЛГРГ, который имеет лекарственную форму для инъекции 1 раз в 6 мес, что обеспечивает более высокое качество жизни больных с рецидивом РПЖ. Медиана времени до клинического прогрессирования на фоне андрогенной аблации при ПСА-рецидиве после ЛТ составляет 3 года, 5-летняя выживаемость без метастазов – 78%.

Показанием к спасительному местному лечению после облучения служит местный рецидив, ограниченный капсулой простаты у больных с ожидаемой продолжительностью жизни > 10 лет без метастазов и ПСА < 10 нг/мл. Наиболее изученным спасительным методом считается РПЭ.

Спасительная РПЭ ассоциирована с выраженными техническими трудностями, обусловленными лучевым фиброзом. С ними связано увеличение риска хирургических осложнений. Частота ранений прямой кишки составляет 1,5–15%. Стриктуры везикоуретрального анастомоза развиваются у 1,5–30% пациентов, недержание мочи различной степени отмечают до 64% больных. Однако накопление опыта подобных вмешательств приводит к достоверному снижению риска осложнений. Отдаленные результаты спасительной РПЭ удовлетворительные: 10-летняя выживаемость без ПСА-прогрессирования составляет 33–44%, выживаемость без клинического прогрессирования – 42–81%, специфическая выживаемость — 60–87%. Наиболее значимые факторы прогноза беспрогрессивной выживаемости после спасительной РПЭ — это степень распространенности опухоли и уровень ПСА до операции.


С целью эрадикации местного рецидива после облучения также применяются аблативные методы (криоаблация, аблация высокоинтенсивной сфокусированной ультразвуковой волной и микроволновая термоаблация). Предварительные результаты спасительной аблации удовлетворительные.

Биохимический рецидив регистрируется у 1/3 больных РПЖ, подвергнутых радикальному лечению. Современные методы диагностики, как правило, не позволяют визуализировать источник маркера. Кинетика ПСА и характеристики первичной опухоли являются основными факторами, позволяющими заподозрить местное рецидивирование или метастазирование аденокарциномы у больных с ПСА-рецидивом. Пациенты группы хорошего прогноза могут находиться под динамическим наблюдением. Тщательно отобранные больные с местным рецидивом и низким содержанием ПСА — кандидаты для спасительного местного лечения. В большинстве случаев ПСА-рецидива РПЖ показана паллиативная ГТ.

urotoday.ru

Простатспецифический антиген


Определение простатспецифического антигена (ПСА) и пальцевое ректальное исследование являются основными исследованиями в процессе динамического наблюдения. Если учитывать период полураспада ПСА (3,2 дня), его уровень в крови должен падать и через 2-4 нед после операции быть менее 0,1 нг/мл. Первое определение ПСА выполняется через 1 мес после радикальной простатэктомии (РПЭ). Далее уровень простатического специфического антигена в крови определяется через 3, 6 и 12 мес после лечения. В течение последующих двух лет уровень ПСА определяется каждые 6 мес и далее — 1 раз в год.

Необходимо помнить, что уровень ПСА непосредственно после операции ниже 0,1 нг/мл не является абсолютным показателем излечения. Несмотря на то, что минимальное повышение уровня простатического специфического антигена после операции может быть обусловлено неполным удалением ткани предстательной железы, данный случай должен рассматриваться как биохимический рецидив заболевания.

В соответствии с рекомендациями Европейской ассоциации урологов, пороговый уровень ПСА в крови, при котором устанавливается диагноз рецидива заболевания, составляет более 0,2 нг/мл.

Каждый пациент должен знать свою величину ПСА в течение наблюдения. Наша первоочередная задача — повторить исследование уровня простатического специфического антигена, прежде чем делать заключение об эффективности операции. Первичная причина неудачи лечения — это недооценка первичной опухоли на момент постановки диагноза.


При анализе данных значительной группы пациентов (более 9000), которым за последние 20 лет выполнялись радикальные простатэктомии по поводу клинически локализованного рака (Т1-Т3а) в институте J. Hopkins, Misop Han и соавт. (2004) пришли к выводу, что количество пациентов с экстраорганным распространением процесса (рТ3) в сочетании с положительными хирургическими краями было постоянным и закономерно высоким (22,7-27,8%) после первоначального уменьшения с начала 80-х годов (53%).

Авторы отметили, что широко распространенные программы раннего выявления рака простаты привели к снижению степени распространенности РП, а уменьшение уровня положительных хирургических краев обусловлено скорее лучшим отбором пациентов, чем усовершенствованиями хирургической техники. Стабильно высокий процент положительных хирургических краев среди мужчин с рТЗ обусловливает необходимость постоянного совершенствования хирургической техники и адъювантной терапии.

Сывороточный ПСА успешно используется для контроля над пациентами, пролеченными по поводу рака простаты, уже более десяти лет. Считается, что этот опухолевый маркер дает возможность проводить раннюю и точную опенку эффективности лечения, обеспечивая клиницистов инструментом, быстро позволяющим судить о потенциальных преимуществах новых форм лечения и/или контролировать состояние болезни после лечения.

Хотя большинство исследователей указывают, что биохимический статус пациента после лечения (использование различных фракций ПСА) предсказывает конечный клинический результат, остается неясным, может ли и когда именно биохимический контроль прогнозировать клинический рецидив.

Исследования показали, что после лечения контроль простатического специфического антигена имеет ограниченные возможности при определении излеченности рака в течение первых 5 лет после лучевой терапии или хирургического лечения, так как пациенты без биохимических рецидивов не обязательно являются излеченными.

На основе анализа более чем 600 статей, опубликованных за последние 14 лет по данной тематике, F. Vicini и соавт. (2005) отобрал 128 с наибольшим числом клинических наблюдений и наиболее емких по исследуемым параметрам.

Исследования были направлены на определение:

1) обеспечивает ли мониторинг ПСА раннюю и точную оценку эффективности заместительной терапии рака или неэффективности лечения;
2) является ли какой-либо из дериватов ПСА ранним показателем системного или местного рецидива;
3) может ли простатический специфический антиген определить время клинического рецидива;
4) является ли ранний биохимический рецидив показанием для оперативного вмешательства.

Хотя более низкий ПСА после лучевой терапии (ЛТ) обусловливается эффективностью лечения, от 5 до 25 % пациентов даже с самым оптимальным биохимическим ответом в конечном счете имеют плохие результаты 5-летней выживаемости.

Биохимические рецидивы у пациентов после ЛТ предшествуют клиническим на 6-18 мес, но нет достаточного количества опубликованных данных, чтобы предположить, что раннее вмешательство любого типа (антиандрогены, ЛТ, хирургическое пособие и т.д.) воздействует на выживание.

Наиболее четко биохимический рецидив определяется после лучевой терапии рака простаты. Поэтому использование ПСА-мониторинга после лечения РПЖ остается спорным из-за существенных различий в точности, чувствительности, специфичности и положительной прогнозирующей ценности для клинического результата. Ни один из дериватов простатического специфического антигена после лечения до сих пор не может быть достоверно связан с определенным типом рецидива.

Окончательная польза от мониторинга сывороточного ПСА после лечения рака простаты остается спорной. Существует потенциальная опасность, связанная с неправильным учетом эффективности новых методов лечения, интоксикация организма вследствие биохимического рецидива. Поэтому при определении повышенного уровня сывороточного ПСА у пациентов после радикального лечения целесообразно сделать дополнительные исследования.

ПСА не выявляет четких различий местного рецидива и отдаленных метастазов. Существуют также значительные различия в интерпретации значений простатического специфического антигена в зависимости от вида лечения (лучевая терапия, оперативное лечение и гормонотерапия). Кроме того, хотя есть некоторые признаки, что антиандрогенная блокада или ЛТ (после простатэктомии) эффективнее отсроченного лечения, объективными показателями лучшей выживаемости это пока не подтверждено.

Наконец, даже если ранняя антиандрогенная блокада приводит к улучшению выживаемости, неясно, является ли время до клинического рецидива, определяемое с помощью контроля ПСА, для пациентов после лучевой терапии клинически значимым.

Все это не позволяет объективно оценивать эффективность первичного лечения и своевременно выбирать пациентов для спасительной терапии. Определение биохимического рецидива после хирургического лечения является важным этапом мониторинга. Точка отсчета для выявления биохимического рецидива была предметом нескольких современных исследований. Некоторые исследователи использовали сверхчувствительные пробы на ПСА и получили противоречивые результаты. Другие работы свидетельствуют, что более подходящей точкой отсчета должен быть уровень удвоения ПСА-DT относительно любого первоначально выявленного уровня ПСА.

Показатели простатического специфического антигена, указывающие на биохимический рецидив после операции, приведены в табл. 12.1.

Таблица 12.1. Показатели ПСА, указывающие на биохимический рецидив после операции

rhrpj - 0248.jpg

Начало ранней коррекции биохимических рецидивов предусматривает андрогенную блокаду для изолированных случаев. Некоторые из авторов указывают на более длительные периоды выживания при ранних вмешательствах, другие рекомендуют применять адъювантную терапию и антиандрогенную блокаду при высоких рисках биохимического и клинического рецидивов. При ранних вмешательствах по поводу биохимических рецидивов после радикальной простатэктомии традиционно выполняется лучевая терапия.

Некоторые исследователи утверждают, что она наиболее эффективна при ранних биохимических рецидивах (после операции определяется ПСА менее 2 нг/мл). В подтверждение этому непродолжительные рандомизированные исследования установили эффективность этой спасительной терапии.

К сожалению, когда растет уровень простатического специфического антигена, все понимают, что речь идет о рецидиве заболевания, но еще нельзя точно отличить локальное рецидивирование от системного заболевания, т.е. отдаленного меастазирования. В этих случаях необходимо помнить, что отдаленное метастазирование ассоциируется с коротким временем удвоения ПСА (менее 6 мес), а локальный рецидив коррелирует с длительным временем удвоения онкомаркера. Время удвоения уровня ПСА, степень дифференцировки новообразования, его стадия (pTNM) являются важными факторами, которые позволяют провести дифференциальную диагностику между локальным рецидивом и отдаленным метастазированием.

Ряд исследований показывает, что наличие как локального рецидива, так и отдаленных метастазов может иметь место и при неопределяемом уровне простатического специфического антигена. Это встречается крайне редко и, как правило, имеет место в случаях, когда выявляются недифференцированные формы рака простаты. Вот почему для больных с относительно благоприятными стадиями заболевания (Пальцевое ректальное исследование

Пальцевое ректальное исследование (ПРИ) выполняется с целью выявления локального рецидива в зоне операции.

Многие авторы полагают, что ПРИ должно выполняться лишь у больных с повышенным уровнем ПСА. Так, по данным C.R. Pound и соавт. (1999), среди 1916 больных после РПЭ не было выявлено ни одного случая локального рецидива у пациентов с уровнем простатического специфического антигена менее 0,1 нг/мл. Данные, представленные С. Obek и соавт. (1999), свидетельствуют, что изменения, выявленные при ПРИ, как правило, имели место у больных с повышенным уровнем ПСА. Таким образом, ПРИ должно выполняться у пациентов, перенесших РПЭ, лишь при повышении ПСА. Любой выявляемый узел должен рассматриваться как подозрительный на локальный рецидив.

Прогностическая ценность и специфичность ПРИ была изучена в работе M.D. Saleem и соавт. (1998), который показал, что 71% больных после РПЭ с повышенным уровнем простатического специфического антигена имел положительный ответ при биопсии подозрительной зоны. Сочетание ПРИ с определением уровня ПСА существенно увеличивает чувствительность метода.

Так, 20% больных (ПСА <1,0 нг/мл) имели положительный результат биопсии, в то же время не было выявлено пациентов с рецидивом заболевания при ПСА менее 0,5 нг/мл. Таким образом, ПРИ в сочетании с определением ПСА составляют базовый уровень обследования больных с подозрением на рецидив заболевания. Трансректальная ультрасонография является более чувствительным, но менее специфичным методом в сравнении с ПРИ. Исследование А.К. Leventis и соавт. (2001) показало, что только у 50% пациентов с рецидивом заболевания в зоне анастомоза определялся узел при ПРИ, в то же время, когда зона рецидива располагалась в области шейки мочевого пузыря, только у 20% они были обнаружены при помощи ПРИ. Данные, полученные в других исследованиях, показали, что пальпаторные признаки рецидива в сочетании с положительной ультразвуковой картиной в 100% случаев были подтверждены результатами биопсии. Трансректальное ультразвуковое исследование (ТРУЗИ) ложа предстательной железы может быть рекомендовано как дополнение к ПРИ у пациентов, которые имеют биохимический рецидив после РПЭ. ТРУЗИ везикоуретрального анастомоза, как полагают, является информативной диагностической процедурой для выявления рецидива рака простаты, потому что позволяет оценить патологические изменения простатического ложа. В случаях низкого уровня простатического специфического антигена или локализации процесса вблизи шейки мочевого пузыря ТРУЗИ, несмотря на низкую специфичность, считается более чувствительным, чем ПРИ. Отрицательная биопсия не исключает факта местного рецидивирования, а позитивная — не исключает системного распространения.

В целом рецидивирование рака обнаруживается у 40-50 % мужчин, и почти одной трети из них требуется проведение 2 или более биопсий под контролем ТРУЗИ для постановки окончательного диагноза. Одна из главных проблем — крайне низкая вероятность обнаружить местный рецидив при уровне ПСА <1 нг>
В ряде исследований описана статистически существенная корреляция между ТРУЗИ-«подозрительными» областями и положительными биопсиями. Большинство специалистов полагают, что результаты ТРУЗИ считаются патологическими, если любое изменение, обычно гипоэхогенной структуры, определяется рядом с перианастомотическим участком, шейкой пузыря или располагается ретротригонально. Другой критерий, указывающий на местный рецидив при ТРУЗИ, — асимметричное утолщение уретровезикального анастомоза. По сообщениям некоторых авторов, частота ложноотрицательных результатов ТРУЗИ колеблется в пределах 49-95 %.

Р. Consonni и соавт. (2002) сообщили, что наиболее частой областью рецидивов, определяемых при ТРУЗИ, является область везикоуретрального анастомоза. В других участках: шейке мочевого пузыря, ретровезикальном пространстве — частота возникновения рецидивов значительно ниже. В тех случаях, когда при ТРУЗИ не выявлено патологических образований уретровезикального анастомоза и ложа простаты, у 20% больных выявляется рак при биопсии; в то же время при наличии «подозрительных» образований в 62% случаев выявляется рецидив заболевания.

В настоящее время предложено несколько схем биопсии для выявления рецидива заболевания. По нашему мнению, оптимальной является техника, предложенная V. Scattioni и соавт. (2004), которая включает забор 6 биоптатов (4 на уровне уретровезикального анастомоза, 2 из простатического ложа); дополнительно рекомендуется забор материала из подозрительных участков. Поданным авторов, частота выявления рецидива рака простаты по итогам первичной биопсии — 30%, вторичной — 60%.

Как указывалось ранее, повышение простатического специфического антигена >1,0 нг/мл после РПЭ повышает частоту выявления рецидива заболевания при биопсии. В последнее время появился ряд сообщений о целесообразности выполнения биопсии ложа простаты и уретровезикального анастомоза при повышении ПСА >0,2 нг/мл. Основным аргументом в пользу этого являются данные об увеличении частоты выживаемости больных с низким уровнем ПСА (<1,0 нг/мл), подвергнутых лучевой терапии по поводу рецидива. Представляет интерес исследование, выполненное В. Shekarrits и соавт. (1999), в котором они оценили корреляцию между патоморфологическим исследованием удаленной простаты и результатами биопсии у больных с локальным рецидивом заболевания. Авторы разделили пациентов на три группы:

1) низкий риск рецидива (ПСА < 1 нг/мл, локализованная опухоль);
2) средний риск рецидива (ПСА > 1 нг/мл, локализованная опухоль или местно-распространенный рак, ПСА< 1 нг/мл);
3) высокий риск рецидива (местнораспространенный рак, ПСА > 1 нг/мл).

По их мнению, частота возникновения рецидива заболевания не сильно коррелирует с количеством вколов при биопсии, а скорее с результатами ПРИ, ТРУЗИ, а также уровнем простатического специфического антигена, патологической стадией рака простаты.

Выявление костных метастазов осуществляется посредством сцинтиграфии костей. До настоящего времени при проведении этого исследования уровень ПСА четко не определен. Большинство специалистов полагают, что показатель 20 нг/мл у пациентов, не получавших адъювантной гормональной терапии, является показанием для сцинтиграфии костей.

Для выявления метастазов в лимфатические узлы применяется КТ или МРТ, однако многие исследователи отмечают низкую чувствительность этих методов при размерах узлов от 1 см и менее. Тем не менее, последние исследования показали, что КТ может быть полезной в выявлении метастазов в лимфатические узлы у больных с отсутствием данных за костное метастазирование и уровнем ПСА выше 4 нг/мл.

Выводы

1. ПСА — наиболее информативный маркер, применяемый для динамического наблюдения за больными после РПЭ. Первое определение после РПЭ выполняется чере з 1 мес, а далее через 3, 6, 12 мес; в течение последующих двух лет — каждые 6 мес.

2. Скорость прироста простатического специфического антигена может определить природу рецидива заболевания (местный или распространенный процесс).

3. ПРИ в сочетании с определением ПСА составляют базовый уровень обследования больных с подозрением на рецидив заболевания.

4. После РПЭ уровень ПСА >0,2 нг/мл должен рассматриваться как рецидив заболевания.

5. Пациенты, у которых повышен ПСА, а при ПРИ — подозрение на локальный рецидив, нуждаются в биопсии этой зоны подТРУЗИ.

6. Выявление локального рецидива при помощи ТРУЗИ и биопсии рекомендуется, если это будет иметь значение для последующего лечения — терапии второй линии.

7. Метастазы могут быть выявлены при помощи КТ/МРТ или сцин-т и графин костей. У пациентов без клинической симптоматики эти исследования целесообразно выполнять при уровне простатического специфического антигена более 4 нг/мл и 20 н/мл соответственно.

М.И. Коган, О.Б. Лоран, С.Б. Петров

medbe.ru

Клинические симптомы рецидива рака простаты

Клиническая симптоматика заболевания определяется локализацией рецидивного новообразования и распространенностью онкологического процесса. На начальных стадиях рецидив рака простаты может протекать бессимптомно. При увеличении диаметра местной рецидивной неоплазии возникают симптомы, обусловленные механическим сдавлением мочеиспускательного канала, проходящего через предстательную железу или ложе удаленной простаты (в случае предшествующего оперативного вмешательства). Отмечаются частые позывы на мочеиспускание, прерывистое болезненное мочеиспускание, гематурия, никтурия, жжение во время и после мочеиспускания.

Наряду с перечисленными симптомами при рецидиве рака простаты могут наблюдаться расстройства половой сферы, в том числе – импотенция, эректильная дисфункция и гематоспермия. Возможны боли в паховой области. При проведении ректальной пальпации предстательной железы выявляется опухоль. При дальнейшем увеличении размеров местного рецидива отмечается прорастание шейки мочевого пузыря и прямой кишки. Возникают острая задержка мочи, запоры и примеси крови в каловых массах.

Проявления системного рецидива рака простаты определяются локализацией метастазов. Чаще всего страдает опорно-двигательный аппарат. При метастазах в кости (обычно в поясничный отдел позвоночника, реже в грудные позвонки, кости таза, бедренные кости и другие костные структуры) возникают боли в зоне поражения, при крупных очагах возможны патологические переломы. При поражении позвоночника наблюдаются неврологические расстройства. Наряду с вторичными очагами в костях при системном рецидиве рака простаты могут обнаруживаться метастазы в легкие, печень, почки и головной мозг.

Метастазы в легких проявляются болями в груди, кашлем и кровохарканьем. Поражение периферических отделов легких может протекать бессимптомно. Для рецидива рака простаты с метастазами в печень характерны боли, гепатомегалия и желтуха различной степени выраженности. Метастазирование в почки сопровождается болями в поясничной области, дизурией и гематурией. При метастатических опухолях мозга выявляются упорные головные боли, тошнота, рвота. Характер неврологических расстройств определяется локализацией метастатического рецидива рака простаты. На поздних стадиях наблюдаются истощение, гипертермия и симптомы раковой интоксикации.

Лабораторные симптомы рецидива рака простаты

В 1999 году было установлено, что рецидив злокачественной опухоли простаты обязательно сопровождается увеличением уровня ПСА (простатического специфического антигена). Это открытие изменило подход к диагностике заболевания и обусловило увеличение роли лабораторных исследований в процессе выявления рецидивов рака предстательной железы. Появилось новое понятие – биохимический рецидив рака простаты (ПСА-рецидив). Широкое внедрение лабораторных методов диагностики данной патологии позволило обеспечить раннюю диагностику рецидивных процессов и увеличить долю радикальных методов лечения.

Увеличение уровня ПСА может быть обусловлено как развитием рецидива рака простаты, так и наличием оставшихся нормальных клеток предстательной железы в области ложа удаленного органа. Дифференциальную диагностику локальных рецидивов рака простаты, системных процессов и увеличения уровня ПСА, обусловленного оставшимися клетками предстательной железы, осуществляют с учетом исходного уровня простатического специфического антигена, скорости его прироста и времени удвоения.

Установлено, что спустя 5 лет с момента выявления биохимического рецидива летальный исход наступает у 4%, спустя 15 лет – у 15% пациентов с биохимическим рецидивом рака простаты. Всего 15% больных погибает от прогрессирования заболевания, при этом средняя продолжительность периода между повышением уровня ПСА и наступлением смерти составляет 13 или более лет. Данная статистика указывает на существование подгруппы повышенного риска внутри группы пациентов с диагностированным биохимическим рецидивом рака простаты, однако определение критериев отбора лиц, входящих в эту подгруппу, пока представляет собой серьезную проблему.

www.krasotaimedicina.ru

Виды рецидивов

Рецидив рака предстательной железы может быть местным или генерализованнымРецидив рака предстательной железы может быть местным или генерализованным (системным).

Чтобы дифференцировать одно состояние от другого, онколог производит оценку следующих данных:

  • время, прошедшее с момента осуществления оперативного вмешательства;
  • характеристика опухолевого процесса по TNM-классификации;
  • определение уровня дифференцировки атипичных клеток по шкале Глисона;
  • время, прошедшее с момента операции, потребовавшееся на удвоение концентрации ПСА.

Местный рецидив рака формируется, как правило, не менее чем спустя 3 года после простатэктомии. Онкопроцесс не выше T3a стадии, обнаруживаются умеренно или высоко дифференцированные опухолевые клетки. Концентрация ПСА удваивается не менее чем за 11 месяцев после хирургической манипуляции. Генерализованный (системный) рецидив образуется значительно раньше, концентрация ПСА нарастает быстрее. Атипичные клетки характеризуются как низкодифференцированные (7 баллов и выше по шкале Глисона), а стадия соответствует T3b.

Диагностические мероприятия

Для подтверждения рецидива рака используется несколько методикДля подтверждения рецидива рака используется несколько методик, однако некоторые из них малоинформативны на ранних стадиях развития рецидивирующего заболевания. К таким исследованиям относят пальпацию, а также остеосцинтиграфию и томографию (компьютерную и магнитно-резонансную).

Хорошо зарекомендовали себя такие исследования как ПЭТ и эндоректальная МРТ. Сцинтиграфия с применением антител к простатическому мембранному антигену позволяет обнаружить до 80% новых злокачественных очагов.

Если уровень ПСА не превышает 0,5 нг/мл, биопсия позволяет верифицировать рецидив рака в 28% эпизодов. Взятие биологического материала из зоны уретровезикального анастомоза не считается эффективным, наиболее информативной характеристикой является изменение уровня ПСА.

Лечение

Наблюдательная тактика используется, как правило, если опухоль не отличается агрессивностьюОбнаружив у пациента рецидив рака предстательной железы, врач может предложить одну из следующих лечебных методик:

  1. Динамическое наблюдение.
  2. Спасительные манипуляции:
    • дистанционная лучевая терапия;
    • простатэктомия;
    • брахитерапия;
    • HIFU-терапия;
    • криоабляция.
  3. Гормональная терапия.

Наблюдательная тактика используется, как правило, если опухоль не отличается агрессивностью: индекс по шкале Глисона не превышает 7, ПСА начал повышаться спустя длительный промежуток времени от радикальной простатэктомии. Метастатические отсевы формируются в подобных случаях в среднем через 8 лет. Еще через 5 лет наступает гибель мужчины.

К настоящему времени не осуществлялось серьезных исследований, подтверждающих эффективность гормонального лечения. Считается, что чем в более короткие сроки была начата терапия с использованием гормонов, тем ниже риск образования отдаленных метастазов. Гормонотерапию назначают при местнораспространенном процессе. Используются антиандрогены, бикалутамид.

В редких случаях онкоуролог может посчитать эффективной хирургическую кастрациюВ редких случаях онкоуролог может посчитать эффективной хирургическую кастрацию. Важное условие – отсутствие отдаленных метастазов. Переносимость лечения одним лекарственным средством (монотерапия) обычно лучше, чем использование комбинации препаратов. Курс антиандрогенов может быть сопряжен с такими нежелательными эффектами как гинекомастия (увеличение у мужчин молочных желез), болезненность груди. Другие побочные эффекты: приливы, эректильная дисфункция, снижение полового влечения.

Спасительные методики могут проводиться как изолированно друг от друга, так и последовательно. Например, результат лечения улучшается после применения дистанционной лучевой терапии вслед за HIFU-терапией. После лучевой терапии врач может посчитать необходимым осуществление простатэктомии.

В отличие от первичной операции, вмешательство, осуществляемое по поводу рецидива рака предстательной железы, нередко приводит к осложнениям:

  • около четверти пациентов сталкиваются с сужением уретровезикального анастомоза (стриктурой);
  • у двух мужчин из ста процесс операции сопряжен с травмой прямой кишки;
  • больше половины мужчин, которым выполнили спасительную простатэктомию, жалуются на недержание мочи;
  • у 10% пациентов формируется острая задержка мочи, требующая неотложной медицинской помощи;
  • 2% пациентов сталкиваются с присоединением вторичного инфекционного процесса.

Хорошо зарекомендовала себя высокодозная брахитерапия.

Хорошо зарекомендовала себя высокодозная брахитерапияТакое лечение показано в следующих случаях:

  • двукратное возрастание концентрации ПСА происходит не менее чем за полгода;
  • необструктивный характер мочеиспускания;
  • по шкале Глисона злокачественная опухоль предстательной железы оценена не больше чем на 6 баллов;
  • максимально высокий зафиксированный уровень антигена не превышает 10 нг/мл;
  • пациенту ориентировочно предстоит жить больше 5 лет.

Методика лечения при рецидиве рака предстательной железы может повлечь за собой такие последствия:

  • повреждение структуры прямой кишки с кровотечением из нее или без такового;
  • обнаружение примеси крови в анализе мочи;
  • острая задержка мочи.

Онкоуролог может счесть целесообразным применение криоабляции при наличии таких показаний:

  • предстательная железа имеет объем, не превышающий 30 мл;
  • сумма баллов по шкале Глисона не более 7;
  • предельно допустимая стадия карциномы T2c.

Практически невыполнима криоабляция, если объем предстательной железы свыше 40 мл или злокачественный процесс распространился на семенные пузырьки. Врачи стараются не прибегать к криоабляции, если в анамнезе указана перенесенная ранее трансуретральная резекция простаты (вмешательство способно привести к некротизированнию мочеиспускательного канала).

Практически невыполнима криоабляция, если объем предстательной железы свыше 40 млМанипуляция может спровоцировать такие осложнения:

  • образование свищей;
  • недержание мочи;
  • болезненные ощущения промежностной области.

Указание на ранее произведенную трансуретральную резекцию предстательной железы не является препятствием для осуществления HIFU-терапии.

Если рецидив лечится с применением данной методики, могут возникнуть последствия:

  • склерозирование шейки мочевого пузыря;
  • формирование свищей;
  • недержание мочи;
  • образование стриктуры мочеиспускательного канала.

kaklechitprostatit.ru

Лечение рецидива рака простаты

Лечение рецидива рака простаты после радикальной простатэктомии

Сроки и тактика лечения при подъёме уровня ПСА после простатэктомии или лучевой терапии вызывают дискуссии. В случае рецидива после операции возможны наблюдение, облучение ложа опухоли, HIFU-терапия рецидива, гормонотерапия рака простаты (в том числе комбинированная, периодическая или сочетанное применение финастерида и антиандрогенов), а также сочетание гормоно- и химиотерапии. Эти методы применимы и при рецидиве после лучевой терапии.

Гормонотерапия

При высоком дооперационном уровне ПСА (более 20 нг/м, индексе Глисона более 7, нерадикальной операции и местнораспространённых опухолях рТ3b, рТxN1) целесообразна ранняя гормонотерапия. Однако ее влияние на выживаемость до сих пор не установлено. При ранней гормонотерапии метастазы возникают реже, чем при отсроченной, выживаемость в обоих случаях примерно одинаковая. Необходимость гормонотерапии подтверждает испытание МRС, в котором рецидив был отмечен у всех больных, получивших лучевую терапию по поводу роста уровня ПСА после простатэктомии при опухолях рТ3b, рТхN1, и индексе Глисона 8.

Монотерапию антиандрогенными препаратами больные переносят лучше, чем комбинированную (реже возникают приливы, снижение потенции, утрата полового влечения), однако антиандрогены вызывают гинекомастию и боль в сосках. У больных без отдалённых метастазов бикалутамид (по 150 мг/сут) достоверно снижает риск прогрессирования заболевания. Таким образом, антиандрогены могут быть альтернативой кастрации при повышении уровня ПСА после радикального лечения (особенно у относительно молодых больных без сопутствующих заболеваний).

Наблюдение при рецидиве рака простаты

Динамическое наблюдение обычно проводят при индексе Глисона менее 7, позднем (через 2 года после операции) повышении уровня ПСА и времени его удвоения более 10 месяцев. В таких случаях медиана времени до возникновения метастазов составляет 8 лет, а медиана времени от возникновения метастазов до наступления летального исхода — ещё 5 лет.

HIFU-терапия

В последнее время появляется всё больше данных о результатах HIFU-терапии местного рецидива после РПЭ. Чаще всего рецидив обнаруживают при ТРУЗИ и подтверждают гистологически (биопсия). Тем не менее HIFU-терапия лить отодвигает сроки назначения гормонотерапии. Точные данные о выживаемости отсутствуют.

Клинические рекомендации по лечению рецидива после простатэктомии

При местном рецидиве и уровне ПСА менее 1,5 нг/мл показана лучевая терапия до СОД 64-66 Гр,

Если больной ослаблен или возражает против облучения, при местном рецидиве возможно динамическое наблюдение

При росте уровня ПСА, указывающем на системный рецидив, показана гормонотерапия, так как она снижает риск метастазирования.

В качестве гормонотерапии можно использовать аналоги гонадолиберина, кастрацию или бикалутамид (по 150 мг/сут).

Лечение рецидива после лучевой терапии

Наиболее часто больные с рецидивом после лучевой терапии получают гормонотерапию (до 92%). Без лечения время от повышения уровня ПСА до манифестации рецидива составляет около 3 лет. Кроме гормонотерапии при рецидиве после облучения возможно и местное лечение — простатэктомия, HIFU-терапия, криотерапия, брахитерапия. Простатэктомия не нашла широкого применения из-за частых осложнений (недержание мочи, повреждение прямой кишки), а также из-за высокого риска местного рецидива. Однако при тщательном отборе больных эта операция может обеспечить длительный безрецидивный период,

По последним данным. 5-летняя безрецидивная выживаемость после лучевой терапии соответствует таковой после первичной простатэктомии, проведённой на тех же стадиях заболевания, 10-летняя выживаемость составляет 60-66%. В течение 10 лет от прогрессирования опухоли умирают 25-30% больных. При локализованных опухолях, отсутствии опухолевых клеток в крае резекции, инвазии семенных пузырьков и метастазирования в лимфатические узлы безрецидивная выживаемость достигает 70-80% по сравнению с 40-60% при местнораспространённых опухолях.

Простатэктомия при местном рецидиве оправдана при отсутствии тяжелых сопутствующих заболеваний, ожидаемой продолжительности ЖИЗНИ не менее 10 лет, опухолях индексе Глисона менее 7 и уровне ПСА менее 10 нг/мл. В остальных случаях до операции сложно определить распространённость опухоли, что повышает риск передней или тотальной экзентерации, осложнений, а также повторною рецидива.

Рекомендовано динамическое наблюдение за больными с вероятным местным рецидивом (из группы низкого риска, с поздним рецидивом и медленным ростом уровня ПСА), настроенными против повторного радикального лечения. Ретроспективный анализ не обнаружил преимуществ гормонотерапии по сравнению с динамическим наблюдением при времени удвоения уровня ПСА более 12 мес; 5-летняя выживаемость без метастазирования составила 88% при гормонотерапии и 92% — на фоне наблюдения.

Клинические рекомендации по обследованию при подозрении на рецидив рака простаты

После простатэктомии, если уровень ПСА менее 20 нг/мл и скорость его прироста менее 20 нг/мл в год, КТ брюшной полости и малого таза малоинформативна.

Эндоректальная МРТ помогает обнаружить местный рецидив при низком уровне ПСА (1-2 нг/мл). ПЭТ пока не получила широкого распространения.

Сцинтиграфия с мечеными антителами к простатическому мембранному антигену позволяет обнаружить рецилив у 60-80% больных независимо от уровня ПСА.

Биопсию для подтверждения местного рецидива проводят через 18 мес и более после облучения.

Клинические рекомендации по лечению рецидива после лучевой терапии

У отдельных больных с местным рецидивом возможно выполнение простатэктомии.

При противопоказаниях к операции возможно проведение брахитерапии, HIFU-терапии или криодеструкции.

При вероятном системном рецидиве возможна гормонотерапия рака простаты.

Клинические рекомендации по лечению рецидивов после радикального лечения

Вероятный местный рецидив после простатэктомии

Возможна лучевая терапия в дозе не менее 64 Гр желательно начать её при уровне ПСА менее 1.5 нг/мл.
В остальных случаях предпочтительно наблюдение с последующей гормонотерапией

Вероятный местный рецидив после лучевой терапии

В отдельных случаях возможна простатэктомия, но больному нужно сообщить о сравнительно высоком риске осложнений.
В остальных случаях предпочтительно наблюдение с последующей гормонотерапией.

Вероятный системный рецидив

Ранняя гормонотерапия замедляет прогрессирование и может увеличить выживаемость по сравнению с отсроченной. Местное лечение проводят только в паллиативных целях.

ilive.com.ua

Этиологические особенности

Постепенное увеличение показателей ПСА свидетельствует о возникновении биохимического рецидива. Скорость увеличения показателей ПСА, промежуток времени, за который развивается повторное возникновение онкологии, дает возможность дать характеристику рецидиву.

Увеличение показателей ПСА

  1. Местный рецидив болезни – характеризуется удвоенными показателями ПСА (более чем за календарный год) и наступает спустя два года после проведенной радикальной простатэктомии. Основным методом данного вида патологи служит дистанционная лучевая терапия.
  2. Системный вариант заболевания — определяется по быстрому развитию биохимического рецидива (меньше, чем за два года) и ускоренным увеличением количества единиц ПСА (меньше, чем за 12 месяцев) – увеличение в два раза. При данном варианте развития недуга показано назначение гормональной терапии.

Частота развития повторного онкологического процесса зависит от ряда факторов:

  • Местного распространения ракового процесса;
  • Степени дифференцирования – показатель Глисона;
  • Наличия метастаз в области лимфатических узлов;
  • Присутствие положительного хирургического края.

Симптоматические проявления

Ранняя стадия повторного возникновения проблемы проходит без выраженной клинической симптоматики. Во время механического сдавления уретрального канала пациенты предъявляют жалобы на позывы к частоту мочеиспусканию, болезненным ощущениям в их моменты, иногда отмечается появление частиц крови в урине.

Заболевшие жалуются на негативные изменения в половой сфере:

  • Боли в паховой области – от острых всплесков до постоянно присутствующих;
  • Расстройства эректильной функции;
  • Изменение оттенка спермы – на розоватый или красноватый;
  • Импотенцию – в отдельных случаях может произойти развитие психологического типа проблемы – на фоне болевого синдрома при соитиях.

 

Рецидивы рака подразделяют на местные и системные.

Местный вариант – при разрастании измененных тканей происходит проникновение в район мочевого пузыря, прямую кишку. Возникают острые задержки мочеиспускания, стабильные запоры, появление крови в каловых массах.

Системный – располагается в структурах опорно-двигательного аппарата:

  • Области поясничного отдела позвоночника;
  • Тазовых и бедренных костях.

В данном варианте существует высокий риск патологических переломов поврежденных участков костной ткани, больного беспокоит болевой синдром. При поражении позвоночного столба наблюдаются неврологические расстройства.

Вторичные очаги при системном рецидиве имеют собственные проявления:

  • В легких – болезненность в грудной клетке, откашливание с прожилками крови, постоянный кашлевой синдром;
  • В печени – отмечается увеличение ее долей, пожелтение кожных покровов (системная желтуха);
  • В почках – отечность нижних конечностей, болевые ощущения в поясничной области, проблемы с мочеиспусканием;
  • В головном мозге – стабильными головными болями, тошнотой с переходом во рвоту.

Диагностические и лечебные мероприятия

Первичными признаками повторного появления онкологии предстательной железы является повышение уровня ПСА более, чем на 0,2 единицы. Наблюдающий пациента специалист проводит дополнительную диагностику:

  1. Изучение анамнестических данных – интенсивность болевого синдрома, основные его характеристики, наличие признаков повторного возникновения рака. По результатам опроса в дальнейшем производится выбор необходимых исследований.
  2. МРТ – используется для выявления ранней стадии образования раковых изменений. Томография подтверждает или исключает метастазирование рядом расположенных участков тканей.
  3. Пальпация – эффективна при местных вариантах рецидивов, при расположении новообразования в области простаты. Позволяет определять онкологические опухоли на поздних стадиях развития недуга – при разрастании злокачественных тканей.
  4. ПЭТ – при введении специальной жидкости с маркерами, происходит их накапливание в пораженных тканях. Радиометрия использует радионуклиды для выявления биохимического рецидива после радикальной простатэктомии. ПЭТ осуществляется несколькими вариантами исследований. Его преимуществом считается возможность изучения функциональных особенностей тканей, определение мельчайших структурных изменений.

 

Любая методика направлена на определение или опровержение предположительного диагноза «биохимический рецидив после радикальной простатэктомии».

Лечение

Повторное возникновение раковых опухолей после проведенного иссечения предстательной железы (полноценного ее удаления) составляет минимальный процент от всех рецидивов. Причинами вторичного образования может быть микрометастазирование – злокачественные клетки, не обнаруженные при первичной операции и с течением времени выросшие в полноценные метастазы.

В этом случае используется:

  • Химиотерапия – для уничтожения всех имеющихся в организма раковых образований;
  • Лучевое облучение – воздействие на определенные участки – места, где ранее находилась предстательная железа;
  • Гормональная терапия — направлена на снижение уровня присутствующего тестостерона и специфического антигена;
  • Абляция – лечение ультразвуковыми волнами;
  • Введение симптоматических средств – для облегчения общего состояния заболевшего, без физического влияния на злокачественные новообразования;
  • Динамическое наблюдение – постоянный контроль уровня ПСА, слежение за образованием опухолей.

Врач назначаает лечениеПрогноз при вторичном рецидиве условно-благоприятный – около 30% случаев заканчиваются летальным исходом. Своевременно обнаруженное повторное появление рака способствует быстрому назначению необходимого лечения и уменьшению неблагоприятного исхода заболевания.

Профилактические мероприятия

Направлены на предотвращение возможного вторичного развития рака при удалении предстательной железы. Прогноз на рецидив заболевания производится перед началом первичного лечения (радикальной простатэктомии).

В зависимости от стадии и степени тяжести заболевания, уровня метастазирования, общего состояния пациента, лечащий врач вносит корректировки в послеоперационное терапевтическое лечение и рекомендует смену образа жизни.

Массовые разработки зарубежных специалистов позволяют избежать повторного рецидива онкологического недуга или отдалить вероятность его возникновения.

К основным пунктам профилактики относят:

Запрещенно

  1. Полное исключение употребления алкогольных, слабоалкогольных напитков, сигарет. В табачном дыму содержится масса канцерогенных веществ, попадающий в организм совместно с дымом. Постоянное употребление алкоголя, табака провоцирует развитие злокачественных новообразований, повторное возникновение рака на метах удаленных опухолей.
  2. Изменение рациона питания – после проведенных хирургических вмешательств больному рекомендуется пожизненное соблюдение диетическо-лечебного стола. Чаще назначается диета № 5, предусматривающая дробное питание, исключение вредной пищи и дополнительное поступление витаминов и минеральных веществ. Отдельные специалисты могут порекомендовать использовать японскую, средиземноморскую диеты – на выбор пациента.
  3. В целях профилактики заболевшему запрещается нахождение под прямыми лучами солнца в течении длительного периода времени, приемы солнечных ванн и загорание на пляжах.
  4. Нежелательна длительная нагрузка на органы малого таза.

Отказ от динамического наблюдения в условиях медицинского учреждения, самолечение методиками народной медицины, отказ от соблюдения терапевтических рекомендаций способны вызвать рецидив рака после радикального удаления предстательной железы.

oprostatit.ru


Leave a Comment

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector